vGomele.by

Новости Гомеля

Кто виноват в смерти молодой гомельчанки?

Говорят, что «скорая» отказалась госпитализировать женщину, а в реанимации ее принял пьяный врач. Но в больнице утверждают, что сделали для спасения пациентки все возможное.

В первой беде Ирины ее родные тоже винят врачей - те вовремя не заметили осложнений с почками, и в итоге молодая красивая гомельчанка стала инвалидом первой группы. Из-за нарушения функции почек она уже пятый месяц была на гемодиализе. И ничто не предвещало трагедии, когда в конце августа 25-летняя женщина была в деревне в гостях у родителей мужа. Ночью Ирине неожиданно стало плохо, муж Александр вызвал «скорую».

- Ира перестала чувствовать руки и ноги, начала терять сознание. Но прибывший экипаж «скорой» отказался госпитализировать Ирину, говорили, что она не зарегистрирована в этом районе. Ирине лишь дали какую-то таблетку и сделали успокоительный укол, но ей стало только хуже, - рассказывает «Комсомолке» муж девушки.

Вскоре ему самому пришлось везти Ирину в районную больницу, где ее сразу положили в реанимацию.

- Но там нас встретил врач-реаниматолог, который был не просто в нетрезвом состоянии, а в сильном алкогольном опьянении, - утверждают родственники девушки. - Он даже не посмотрел на нее и ушел. Мы начали требовать освидетельствования врача на алкоголь, но никто в этом нам не помог. А в это время Ирке становилось все хуже. Врач оставил ее в реанимации, а сам вышел покурить. Мы подбежали к нему, начали кричать, а он стоит пьяный и путает гемодиализ с диабетом. Пообещал, что все будет хорошо, что сделает все возможное. А через час Ирина умерла.

Когда родные уже не могли ждать в коридоре и вошли в реанимацию, девушки на койке не было, стояла лишь каталка, накрытая простыней. Подняв ее, муж увидел на каталке мертвую Ирину. Анестезиолог потом объяснил, что у девушки остановилось сердце, наступила клиническая смерть, ее подключили к аппарату искусственного дыхания, но спасти Ирину не удалось.

В свидетельстве о смерти, выданном патологоанатомическим бюро, сказано, что смерть наступила от нескольких причин, в том числе от отека мозга.

- Мы звонили врачу гомельской больницы, у которой лечилась Ирина, она была просто шокирована, потому что никаких предпосылок к смерти не было. Мы уверены, что трагедия случилась из-за непрофессиональных действий медиков «скорой», которые отказали в госпитализации, и не оказанной своевременно профессиональной медицинской помощи, - говорят родственники, которые подали заявление с требованием возбудить уголовное дело в прокуратуру.

Реаниматолог: «Я уволился из-за того, что очень расстроен»

«Комсомолка» выехала в райцентр, чтобы попытаться поговорить с медиками: как они оценивают произошедшую трагедию? Но официально в районной больнице общаться с журналистами газеты наотрез отказались:

- Мы не будем комментировать эту ситуацию, пока своих выводов не сделает следствие. Врач-реаниматолог, о котором идет речь, написал заявление по собственному желанию и уволился, поэтому как с ним еще можно разбираться? Это уже не наш работник. По поводу отказа работников «скорой» госпитализировать девушку - это лишь слова родственников.
А после неофициальной беседы с врачами стало понятно, почему виноватыми в трагедии они себя не считают:

- На вызов выезжал высококвалифицированный фельдшер с 38-летним стажем. «Скорая» не могла отказать в госпитализации из-за того, что девушка не прописана в районе, мы обслуживаем всех, жителей других городов и даже иностранцев. Просто на тот момент у пациентки не было показаний для госпитализации. Острые проявления болезни стали развиваться на протяжении двух последних часов жизни. Родственники не сказали, что девушка пропустила один гемодиализ, а потом переболела ангиной. Скорее всего, в организме накопились токсины, которые, возможно, и привели к отеку мозга.

Правда, родственники утверждают, что ни один гемодиализ Ирина не пропускала, и намерены подтвердить это документально.

А вот что рассказали расстроенные фельдшеры «скорой»:

- У девушки был обморок, фельдшер долго обследовала пациентку, но ее, наверное, сбило с толку то, что заболевание у девушки было хроническое, и ярких, острых проявлений медик не заметила. Она уже пенсионерка, но помогала нам, мы все у нее учились. А теперь фельдшер решила, что после этого случая, раз она не смогла заметить у девушки опасные признаки и привезти в больницу, она окончательно уйдет на пенсию.

Кстати, работал на «скорой» и тот самый врач-реаниматолог, который принимал Ирину в больнице. О нем коллеги отзываются положительно, правда, замечают, что человек он конфликтный. Но очень переживают из-за того, что после увольнения доктора на «скорой» не осталось врачей, и специальный дорогой недавно купленный реанимобиль теперь не могут использовать по назначению - кадров нет.

В больнице реаниматолога тоже оправдывают. Те, кто дежурил с ним в злополучную ночь, говорят, что не заметили в его поведении чего-то необычного, или вообще его не видели:

- Его тогда не освидетельствовали, и теперь доказать, что он был пьян, невозможно. Не пойман - не вор. А для спасения девушки сделали все возможное, тем более, после того как родные пациентки подняли шум, пришел другой врач, который точно был в адекватном состоянии.

Удалось нам пообщаться и с самим уволившимся реаниматологом. Он говорит, что не пил на работе и сделал для Ирины все, что мог:

- Девушка поступила в тяжелом состоянии, а пока я выяснял анамнез, ей стало гораздо хуже, пришлось лечить более интенсивно. Когда у человека почки не работают, происходит зашлакивание организма, останавливается сердце, и ни адреналин, ни какие-то другие мероприятия привести к восстановлению жизненных функций не могут. А уволился я из-за того, что очень расстроен. Девушка молодая, красивая, тем более - племянница моей одноклассницы. Я очень переживаю ее смерть, для меня это как личная трагедия. Поэтому возвратиться в медицину пока не могу.

«Часто пациенты обвиняют врачей незаслуженно»

Журналисты попросили одного из опытных работников гомельской «скорой» прокомментировать возникшую ситуацию:

- Конечно, бригада должна была забирать девушку в больницу, ведь экстренная госпитализации зависит не от местожительства, а от диагноза. Судя по всему, «скорая» просто не рассмотрела острую почечную недостаточность. А насчет врача, бывает, что медики на работе пьют, но часто пациенты обвиняют нас незаслуженно. Меня самого несколько раз направляли на освидетельствование, потому что пациенты пожаловались. Хотя на самом деле ночью на дежурстве я был просто спросонья.

Заявление родственников Ирины адресовали в Следственный комитет для решения вопроса о возбуждении уголовного дела за неоказание медпомощи, что повлекло по неосторожности смерть больного. В СК пока проводят проверку.

Ирина работала воспитателем в детском саду, за шесть лет замужества успела родить дочку. Но в свои пять лет девочка осталась без матери. У супругов были большие красивые планы на жизнь, но...

- Я не требую какой-то мести и наказания, а хочу лишь, чтобы врачей, которые не лечат, а убивают, не брали на работу в больницы, - признается Александр. - Хочу, чтобы новых трагедий, таких как наша, больше не случалось.

Павел Мицкевич

Отправить комментарий