vGomele.by

Авторизация

Новости Гомеля

Экстренная медицина: проблемы и основные тенденции

отделение реанимации областной больницы

Современные технологии в анестезиологии и реаниматологии, новое оборудование, экстренная медицинская помощь в условиях стационара, ситуация со «свиным» гриппом – всё это Вы сможете узнать из нашего интервью. С журналистом сайта vgomele.by согласился побеседовать врач анестезиолог-реаниматолог Гомельской областной клинической больницы.

– С какими проблемами чаще всего сталкиваются врачи анестезиологи-реаниматологи?

– В первую очередь – это неукомплектованность кадрами. Нагрузка постоянно возрастает, а количество специалистов остаётся прежним. Эта проблема касается как врачей, так и медицинских сестёр. Приходится справляться, но вообще персонала не хватает, несмотря на то, что по распределению приходят специалисты. Но, понимаете, больниц много, больных, к сожалению, тоже, поэтому проблема ещё не решена.

Очень остро стоит проблема оснащения районных больниц необходимым оборудованием. Хочу подчеркнуть, что я говорю именно о районных больницах, потому что в областных центрах с этим дела обстоят значительно лучше. Сразу вспоминается трагический случай в Ивацевичах Брестской области. Там в прошлом году умер годовалый мальчик. Это произошло как раз в отделении реанимации. Проводилось следствие, которое показало, что ребёнок умер от разрыва лёгких в результате искусственной вентиляции. Хочется заметить, что трагедии не произошло бы, будь там хороший аппарат ИВЛ. Белорусские аппараты не позволяют качественно и полноценно вентилировать детей. И не имеют нужных режимов. Соответственно правильный режим выбрать нельзя.

А помощь зачастую необходимо оказывать экстренно, каждая минута может быть на счету, поэтому везти больного в крупный город не всегда возможно, да и больные могут быть нетранспортабельны. То есть с оборудованием в районах проблемы серьёзные. Вы же понимаете, что не всегда всё зависит от врача, нам тоже нужны инструменты, аппараты. Без этого никак.

– Есть ли в гомельских больницах, в частности, в областной больнице все необходимые условия для оказания помощи людям?

– Все условия есть. Они постоянно улучшаются. Этому поспособствовала реализация государственной программы по модернизации и реконструкции отделения реанимации и операционных. В 2005 – 2006 годах обновлялись эти отделения.

Есть необходимое оборудование. К примеру, появились у нас два новых аппарата искусственной вентиляции лёгких высокого класса со специальным режимом интеллектуальной вентиляции. Фактически они максимально адаптированы под физиологическое дыхание человека. А это очень важно.

Для детей, которые находятся в тяжёлом состоянии, применяются аппараты высокочастотной вентиляции. Новейший дефибрилятор появился совсем недавно. Кувезы для новорожденных есть. Хотя, их могло быть и больше. Лекарства для интенсивной терапии имеются. Если врачи анестезиологи-реаниматологи просят какие-то препараты, они поступают. Кровати для больных у нас с противопролежневыми матрасами. Это тоже необходимо, поскольку есть больные, которые долго лежат у нас.

Медицинский персонал обучен, знает, как ухаживать за больными.

Созданы необходимые условия для оказания экстренной помощи и дальнейшего лечения.

– А с какими диагнозами чаще всего поступают больные в реанимацию?

Если рассматривать контингент больных, находящихся на лечении в нашем отделении – это пациенты с тяжёлыми черепно-мозговыми травмами, тяжёлыми сочетанными травмами, полученными, как правило, в результате дорожно-транспортных происшествий, падений с высоты. Часто на лечении у нас находятся пациенты после обширных и сложных хирургических вмешательств на органах брюшной полости, иногда мы можем несколько дней готовить этих больных к операции в условиях нашего отделения. Больные терапевтического профиля у нас есть, но их число не так велико, как в других стационарах. Наш особый контингент – дети всех возрастов, которые оперируются нашими детскими хирургами. Возраст от 0 и до 18 лет. Не все они проходят через наше отделение. Достаточно непростой задачей является лечение и выхаживание детей, оперируемых сразу после рождения по поводу врождённых пороков.

– Не бывает ли таких ситуаций, что пациентам назначают белорусские препараты вместо более эффективных зарубежных, чтобы банально поддержать отечественную фармацевтику? И в целом, какие препараты Вы считаете более эффективными: иностранные или наши аналоги?

– В больнице есть и белорусские лекарства, и иностранные. Но иностранные в основном закупаются в том случае, если отечественных аналогов просто нет. Также очень сильные антибиотики закупаются за рубежом. Что касается эффективности, то лично я считаю, что в основном иностранные препараты лучше. Хотя, если говорить, например, об индийских лекарствах и тех, которые производит наш Борисовский завод, то последние уж точно не уступают, а скорее превосходят. Но есть и среди индийских очень эффективные препараты.

Очень часто родственники подходят к лечащим врачам в больнице и спрашивают, не нужны ли лекарства, может, надо купить какой-то иностранный препарат. Это вполне закономерные вопросы обеспокоенных родных. Но в данной ситуации врачи находятся в весьма щекотливом положении. С одной стороны, я иногда хочу посоветовать приобрести какой-то не наш препарат, поскольку считаю, что он лучше подействует на пациента, но в то же время мне потом могут сказать, что я элементарно вымогаю деньги у людей. Если скажу, что ничего не надо, а потом, не дай Бог, что-то не так, то мне скажут, что из-за меня больной не получил должное лечение. Не всё так однозначно.

– Применяются ли в настоящее время какие-либо современные технологии в анестезиологии и реаниматологии? Какую роль играет анестезиология в родовспоможении?

– Медицина без современных технологий, каких-то инноваций просто не может существовать. Постоянно у нас появляется что-то новое, конечно.

К примеру, очень много различных манипуляций производится в настоящее время под контролем УЗИ: пункции полостей тела, введение катетеров и другие. Раньше это было невозможно. В анестезиологии основная тенденция – это переход к преимущественно регионарному обезболиванию, так называемой блокаде. Это наиболее физиологичная анестезия, когда человек остаётся в сознании, а обезболивается определённая часть тела, которая будет непосредственно задействована в процессе хирургического вмешательства.

Что касается акушерства. Если это обычные физиологические роды, то, как правило, вводится внутривенное обезболивание, не более того. Несмотря на то, что роды – это болезненный процесс для роженицы, мы должны помнить, что обезболивающие препараты могут нанести серьёзный вред плоду, например, может возникнуть так называемая депрессия плода, когда наблюдается угнетение дыхания, редкий пульс. Когда ребёнок рождается, ему уже зачастую нужно оказывать реанимационную помощь в этом случае.

Если же делают кесарево сечение, то применяется либо общая анестезия, либо спинно-мозговое обезболивание. Предпочтение отдается спинно-мозговой анестезии.

– Почему не общий наркоз, а спинно-мозговая анестезия? Ведь кесарево – это полостная операция.

Этот вид обезболивания является более физиологичным. То, о чём я говорил в плане регионарного обезболивания. Женщина находится в сознании, она самостоятельно дышит. Как только ребёнка достают, она его может увидеть, прижать к себе.

Во время общей анестезии женщине вводят гипнотики и релаксанты. При спинно-мозговой ничего больной не вводят кроме лекарства, введённого в спинно-мозговой канал.

Однако есть противопоказания этому методу обезболивания. В частности, если есть кровотечение, то спинно-мозговой вариант отпадает. Не делается такое обезболивание, когда есть реальная угроза жизни плода и всё надо делать предельно быстро. Например, гипоксия плода, обвитие пуповиной.

– Не могу не задать вопрос про «свиной» грипп. Прокомментируете сегодняшнюю ситуацию?

Сегодняшняя ситуация в этом плане достаточно стабильная. Количество обращений людей снижается. Я работал в прошлом году в реанимации, работаю в этом, поэтому могу сказать, что в целом ситуация этого года не многим отличается от аналогичного периода 2008 года. От осложнений гриппа люди умирали и в 2008 году, и в 2005, и в 1990, умирают и в этом году.

Просто люди очень обеспокоены происходящим. Я бы сказал, что даже не обеспокоены, а пребывают в состоянии паники. Это можно объяснить не столько объективными причинами, сколько отсутствием необходимой информации, некомпетентными высказываниями многих. На этой почве и рождаются слухи. Я могу сказать, что ничего сверхординарного не происходит. Никакой «чумы», о которой ходили слухи, нет. Есть случаи пневмоний. Смертельные – тоже есть. По нашим наблюдениям больший риск тяжёлого течения воспалений у людей с избыточной массой тела, у тех, кто страдает хроническими заболеваниями, особенно сахарным диабетом и бронхиальной астмой. А вообще никакой паники быть не должно. Лечим людей. Из детей никто не умер, всех, кто попал в больницу, в том числе с лабораторно подтверждённым «свиным» гриппом, пролечили.

Сейчас вообще всё на спад пошло. Обещают похолодание. Это тоже должно отпугнуть вирусы. Так что, я думаю, что всё будет нормально.

– Чтобы Вы хотели сказать в целом о работе Вашего отделения?

– Ну, отметить хочется то, что нас не может не радовать снижение уровня смертности больных. Конечно, мы всё равно не удовлетворены показателем смертности, но улучшение есть. Это происходит во многом за счёт внедрения новых технологий, современных методов диагностики и лечения, использования эффективных лекарственных препаратов (мощные антибиотики, менее токсичные средства для наркоза).

Постоянно повышается квалификация персонала. Мы обмениваемся опытом, знаниями со своими коллегами. У нас регулярно проводится заседание «Хирургическое общество». Там хирурги, анестезиологи-реаниматологи выступают с докладами, активно обсуждают их. Мы стараемся постоянно следить за разработками зарубежных учёных, читаем оригинальные статьи на иностранных языках. Жизнь не стоит на месте, а стремительно бежит, и мы пытаемся идти в ногу со временем, чтобы помогать людям.

Вот так развивается наша медицина, в частности, анестезиология и реаниматология.

Мы говорили с высококлассным, талантливым специалистом, врачом, который просто фанатично влюблён в своё дело. Не сомневаюсь, что его ждёт большое будущее. Безусловно, хочется поблагодарить нашего интервьюируемого за интересную, содержательную беседу, а, главное – за то, что каждый день он занимается любимым для себя и столь важным для всех нас делом: спасает людей, находящихся на тонкой грани между жизнью и смертью. Для него это – будничная работа, но вряд ли можно себе представить более гуманное и благородное занятие!

операция
реанимация
аппаратура в реанимации
кувез
в реанимации
монитор

Комментарии

Аватар пользователя Гость
Гость
#1
10.12.2009 ровно в 19:18

Нашего медицинского оборудования нет, а импортное стоит немыслимо дорого. Где наши гос. программы в этом направлении?

Аватар пользователя yana
yana
#2
10.12.2009 ровно в 19:22

Наше медицинское оборудование есть. К примеру, аппарат ИВЛ стоит где-то 35 млн. белорусских рублей, а импортный - 105 млн. тех же рублей. Разница в цене существенная, но и качество наших аппаратов, по словам врачей анестезиологов-реаниматологов, в частности, нашего уважаемого интервьюируемого, намного ниже, чем у мировых аналогов. Всё упирается в финансирование.

Аватар пользователя Максимко
Максимко
#3
11.12.2009 ровно в 18:29

Программное обеспечение для нашего оборудования делается студентами, в подавляющем большинстве случае - неопытными как в сфере программирования, так и неквалифицированными в области медицины.